Как пытливый исследователь, Чавес стремится разъять, столкнуть и воссоздать в одновременности черты разноликой мекси-канской действительности в ее особом единении прошлого и настоящего. Та-кова и музыка Чавеса — острая, колючая, с беспощадным и неумолимым ше-ствием ритуальных ритмов, столкновением грозных стихий, пустынной кра-сотой выжженых яростным солнцем горных просторов, с сутолокой и лязгом урбанистической цивилизации.

Жажда познания привела композитора в сентябре 1922 года в Европу, где он, с перерывами, пробыл до апреля 1933 года. Чавес побывал в главных музыкальных столицах Старого Света — Париже, Вене, Берлине. Впечатления были разнообразными и в то же время противоречивыми. Кубизм и абстракционизм в живописи, сюрреализм в литературе, неоклассические и конструктивистские тенденции в музыке — все это не могло не оказать определенного воздействия на молодого мексиканца. Однако его реакция не была однозначной. В калейдоскопе эстетических течений Европы Чавес сумел разглядеть за многообразием художественных поисков и внешней новизны открытий приметы духовной усталости, упадка жизненных сил.