Одной из самых прекрасных мелодий Вилла-Лобоса начинается Шорос № 5 «Бразильская душа» («Almabrasileira»). В самом названии выражается сущ-ность искусства композитора: бразильская душа стонет, страдает, тоскует, и в этой тоске (saudade) выражается все самое сокровенное. Здесь композитор на-ходится на той самой грани, которая отделяет выражение подлинного страдания от надрыва, вульгарности (см. пример 49). Обратим внимание на весьма сложные для исполнения синкопированные ритмические сочетания между мелодией и сопровождением, воссоздающие ту самую «манеру исполнения» с едва уловимыми интонационными и ритмическими сдвигами, которые с трудом поддаются фиксированию в традиционной системе нотации. Можно не без основания предположить, что эта музыка в интерпретации бразильских музыкантов приобретет еще более тонкие, непредсказуемые нюансы.

По мере создания новых «Шорос» Вилла-Лобос значительно расширил круг художественных образов, выйдя на уровень глубоких обобщений. К числу таких сочинений относится «Шорос № 8» (1925) для симфонического оркестра с громадной группой ударных и фортепиано. Один из очевидцев первого исполнения этого сочинения, композитор Флоран Шмит, написал такие красноречивые строки: «В этом гигантском произведении, написанном для восьмидесяти поршней оркестра, мы видим, как вырываются на волю без всякого стеснения худшие инстинкты наследника каменного века.