Национальное направление в профессиональной музыке Мексики, подавляемое церковью во времена колониального режима, не поощряемое власть имущими после получения независимости, с таким трудом пробивает себе дорогу, что кажется почти не существующим вплоть до конца XIX века. «Угнетение и эксплуатация, от которых страдал мексиканский народ с незапамятных времен, так глубоко отразились в его музыкальной продукции, — отмечает Май- ер-Серра, — что в течение XIX века черты его собственной культуры оказались едва различимыми в реальной действительности».

Наиболее известным представителем национального направления во вто-рой половине XIX века в Мексике является Фелипе Вильянуэва Гутьеррес (Felipe Villanueva Gutierrez, 1842—1893), занимающий в истории мексиканской музыки такое же место, как Саумель и Сервантес в кубинской. Несмотря на то что им создано довольно большое число произведений культовой музыки, комическая опера «Кеофар», поставленная на столичной сцене, несколько сарсуэл, самую ценную часть его творческого наследия составляют сочинения для фортепиано. Салонная миниатюра в его творчестве приобрела черты национального своеобразия и ставшую традиционной в мексиканской фортепианной литературе форму, известную под названием мексиканская данса (danza mexicana). Дансы Вильянуэвы, подобно дансам кубинских композиторов, представляют собой одно из ответвлений в эволюции европейского контрданса в Латинской Америке.