Чавес не остался одинок. Уже скоро вокруг него собрался многочисленный отряд композиторов нового поколения, также высоко оценивших достоинства индейской музыки. Даниэль Айяла, Блас Галиндо, Эдуардо Эрнандес Монка- да, Канделарио Уисар, Висенте Мендоса, Пабло Монкайо, Луис Санди — по-чти все известные композиторы того времени последовали за Чавесом в его поисках. «Индейское было открыто как символ национальной жизни, — писал североамериканский искусствовед Р. Редфельд. — Подобно национальным движениям в других странах, народное искусство и сельская жизнь преврати-лись в объекты культивирования и восхищения со стороны городских лидеров. Танцы и песни туземной Мексики были собраны и опубликованы. Ин-дейское превратилось в великую силу национального искусства» .

Следует отметить связи индихенистских черт индивидуального стиля Чавеса со сходными тенденциями в современной музыке. Ладовая диатоничность, квартово-квинтовость в интонировании, линеарность в фактуре, стирание функциональности, политональность, полиметрия и полиритмия — все эти признаки стиля Чавеса мы можем найти у многих композиторов XX века, обратившихся в поисках новых выразительных средств к архаичным пластам фольклора.