Здесь Чавес, подобно многим художникам своего времени, обращается к античности для «описания вечных, неизбывных конф-ликтов, психологических и социальных» , и в этом отношении «Антигона» 

Чавеса стоит в одном ряду с «Антигоной» Онеггера и «Царем Эдипом» Стра-винского. Мир возвышенных страстей трагедии Софокла — борьба между «зовом совести» и «велением долга» в душе Антигоны — вдохновил композитора на создание произведения, явившегося, по мнению Роберто Гарсиа Морильо, «одной из кульминаций в творчестве Чавеса, где сконцентрировались лучшие качества его музыки» .

Индихенизм Чавеса 1920— 1930-х годов был преобладающей, но не единственной сферой его творчества. И прежде всего следует подчеркнуть важнейшую роль интеллектуального начала. Чавес стремится к объективному отражению действительности, в связи с чем в его произведениях значительное место занимает общая архитектоника, точное соотношение различных компонентов формы. Можно с уверенностью сказать, что его произведения — не плод спонтанного порыва, а всегда результат заранее намеченного и точно выполненного замысла. Логика в них выше импровизации, импровизация логична, алогичность — намеренна. Чтобы оценить по достоинству сочинения Чавеса, нужно постараться принять «правила игры», иначе эти сочинения будут казаться бесчувственными, рассудочными. Но за внешней замкнутостью всегда скрыты сильные эмоции.