Мелодии милонги всегда диатоничны и используют двудольные метры, в ритмическом отношении милонга имеет практически ту же формулу пунктирного ритма, что и хабанера и андалусийское танго. Бывшие поначалу песенными формами, милонги в течение своей ассимиляции в буэнос-айресских окраинах обрели танцевальные варианты, восприняв острые ритмы хабанеры, польки, мазурки. По образному выражению Бласа Матаморо, «милонга была хабанерой городской бедноты»56 и ей, как и другим жанрам, рожденным в народе, суждено было пережить и презрение «высших кругов», а затем и признание. К началу XX века милонга как танец вышла из моды, но широко проникла в музыку профессиональных композиторов. Первым из них стал Харгрейвс, написавший между 1885-м и 1900-ми годами каприччио на тему старой милонги и несколько фортепианных пьес в этом жанре, выдержанных в чисто креольском стиле, отличающихся хорошим вкусом и высоким уровнем технического мастерства. Приведем фрагмент танго «Увы мне»:

Итак, хабанера, милонга и андалусийское танго встретились в 1880-х годах на музыкальной почве Буэнос-Айреса и долгое время оспаривали друг у друга пальму первенства в популярности. Общая ритмоформула аккомпанемента и мелодическое сходство всех трех музыкальных форм привело к смешению их названий. В композиторской практике стали появляться комбинации — хабанера-танго, милонга-танго, к которым прибавилось и постепенно их вытеснявшее собственно «аргентинское танго».