Латиноамериканская и, в частности, мексиканская действительность в избытке обладают живописнос-тью и колоритом народной жизни, с которых, лишь сняв поверхностный слой, можно было бы собрать богатый урожай роскошных произведений. Чавес, однако, не поддался этому соблазну, что во многом и выделило его среди современных мексиканских композиторов. И не отсутствие четких критериев народности искусства, а, напротив, их исторически более глубокое и по-современному широкое толкование отличают его позицию. Чавес дает свое определение национального: «Понятие национального ни в коем случае не содержит в себе неизбежно консервативного смысла, нужно лишь уложить это понятие в нужные границы: сохранение базисных, сущностных характеристик; удержание органичных традиционных основ при получении для ассимиляции и трансформации того, что всегда приходит извне. Таким образом, про-возгласив „открытый национализм", удастся достигнуть наибольшего роста, опыта, постоянного и вечного совершенствования»37. В данном высказывании Чавеса заложен определенный полемический заряд против нормативного, дог-матического подхода к проблеме использования фольклора в композиторском творчестве. В этом плане интересно совпадение точки зрения Чавеса с мнением И. Земцовского, настаивающего на преодолении двух крайних взглядов на значение фольклора для композиторского творчества — его недооценку и переоценку .