В основанной уже после смерти композитора в 1997 году Фонотеке «Эдуардо Мата» под эгидой Института графических искусств в Оаксаке собрано более 6 тысяч экземпляров дисков, партитур и других изданий.

Марио Лависта (Mario Lavista, p. 1943), учившийся на Международных курсах новой музыки у К. Штокгаузена, А. Пуссёра, Я. Ксенакиса и Д. Лигети, представляет крайнее левое крыло мексиканского авангарда. Лависта возглавлял группу «Кванта» (1970), организованную с целью создания и исполнения новых произведений, основанных на принципе активного соучастия в творческом процессе композитора-исполнителя и публики; руководил, вслед за Чавесом, «Цехом композиции», а также был главным редактором журнала «Паута» (1982), являющегося одним из основных источников информации о профессиональном музыкальном творчестве в Мексике. В творчестве Лависты господствуют противоположные принципы: «аскетизм и техника алеаторики»56. С одной стороны, у него можно найти такие произведения, как «Пьеса для одного пианиста и одного фортепиано» (1970), где доведена почти до полного абсолюта пропагандируемая Дж. Кейджем идея «молчащей музыки» — на протяжении нескольких минут пианист и инструмент пребывают в молчании, прерываемом изредка одиночными отрывистыми звуками. С другой стороны, в написанной в это же время пьесе «Game» для 1, 2, 3 или 4-х флейт (1970—1972) активно эксплуатируются различные способы алеаторики.