Слушателю представляется самому решать, какое отношение имеет все это собственно к музыке и композиторскому творчеству. В очередном «homage» Кагеля «Князь Игорь. Стравинский» для баритона и инструментального состава (1982) музыка и текст знаменитой арии князя Игоря из оперы А. Бородина «разъяты» на отдельные куски и «обогащены» стонами, воем, хохотом, истерическими выкриками, перемежающимися ин-струментальными интерлюдиями в стиле Стравинского. Согласно авторскому разъяснению, настоящее «сочинение» должно передать ностальгию Стравин-ского, подобно желанию князя Игоря вернуться на родину.

Наибольший общественный резонанс и волну подражаний у молодых композиторов получили опыты Кагеля со смешанными средствами в созданном им «инструментальном», или «музыкальном театре», в котором собственно музыка, собранная зачастую из препарированных цитат из произведений других композиторов, сочетается с теми или иными движениями музыкантов или иных действующих лиц, эпатирующих публику шокирующими выходками. Собственно музыка (как правило, «препарированная») сочетается с откровенным сценическим аттракционом, где происходит, по определению JI. Ноно, «подмена композиции спекуляцией» . Таковы кагелевские постановки «Sur scene» (1959)