«Понсе принадлежит к первому поколению артистов, которые сознательно и последовательно создавали „мексиканистские" произведения, выражающие любовь к Мексике народной и типической, и к Мексике легендарной, колониальной и доисторической» , — писал о нем Мануэль Фуссант. Сам Понсе рассказывал: «Начиная со столетнего юбилея нашей независимости, в 1910 году, мексиканская песня была допущена в салоны общества, которое раньше допускало иностранную музыку, итальянские романсы и арии из опер. Ей были открыты двери как раз в тот момент, когда революционные пушки возвестили с Севера о неминуемой грозе. И она пришла. Но в грохоте кровавых схваток рождались песни, которые сопровождали солдат с одного конца страны на другой. „Аделита", „Валентина", „Кукарача" — законные дочери революции. Национальная идея восторжествовала. Были эксгумированы старые соны, забытые песни, сочинялись новые мелодии и новые корридос» . Для Понсе мексиканская песня — это средоточие всей жизни народа: «Песни Севера, быстрые и решительные по ритму („Валентина", „Аделита"), отражают мужественный характер жителей пограничных районов; протяжные мелодии Бахио („Душа страдает", „Мечты моей души безумной") правдиво интерпретируют меланхолию центральных провинций; песни побережья („Близ пальмовой рощи", „Девушка с побережья")