В этом смысле, по утверждению Карпентьера, «„Свадебка" может показаться написанной кубинским композитором» . Интересно, как много общего можно найти в музыкальном фольклоре народов, так далеко географически отстоящих друг от друга, и какие стилистические аналогии могут появиться в музыке, созданной на базе столь разных по характеру культур.

Историческая заслуга Рольдана и Катурлы далеко не исчерпывается тем, что они открыли афрокубинский фольклор и показали, какие потенции таятся в нем для профессиональной музыки. Гораздо существеннее то, что в своем творчестве Рольдан и Катурла сумели возвысить национальный музыкальный фольклор до уровня ценности универсального значения . «Путь к истинно кубинской музыке, — писал Катурла, — лежит через живое народное искусст-во. Нужно работать над ним, черпать из него и все почерпнутое шлифовать до тех пор, пока не будет преодолено все грубое, прямолинейное, крайнее, на-носное… Только тогда кубинская музыка займет подобающее ей место среди музыкальных культур других, обладающих более древними культурными традициями народов». Творчество аргентинских композиторов 1920—1940-х годов не претерпело революционных изменений в той степени, как это было в других значительных странах Латинской Америки.