Рольдан ввел в состав оркестра «Увертюры» группу фольклорных афрокубинских ударно-шумовых инструментов и поручил им доволь-но длинный самостоятельный эпизод, подготавливающий коду. По словам Карпентьера, этот эпизод стал «настоящей декларацией новых принципов». Подтверждением выразительных возможностей афрокубинских ансамблей стало и то, что в созданной им в 1930 году сюите «Ритмики» две пьесы из шести были поручены только ударным.

Существенно и то, что Рольдан интегрировал инструменты ударной группы в состав симфонического оркестра не как элемент ритмической или тембровой поддержки, а как новый оркестровый сектор, имеющий свою самостоятельную роль . Он был также первым композитором, которому удалось разрешить проблему графической записи ритмов кубинских ударных инструментов. С помощью изобретенной им нотации стало возможным фик-сировать самые разнообразные звуковые эффекты и способы звукоизвлече- ния на ударных. Эта нотация оказалась настолько удачной, что позже вошла в широкую музыкально-исполнительскую практику. Эдгар Варез, присутству-ющий на первом исполнении оркестровой сюиты из балета Рольдана «Ремам-барамба» в Париже в июне 1931 года в зале Гаво, изумленный виртуозностью изложения партии ударных, попросил у композитора партитуру, чтобы узнать, как тому удалось записать все эти невероятные звукосочетания.