На это указывают и сельский, грубоватый примитивизм мотивов первой части квартета, и благородство линии печальной мелодии второй, и таинственные шорохи инструментов в третьей части, прямо восходящие к «Пампеанам», и, наконец, нервно-энергичные остинато финала.

«Звездный час» пробил для Альберто Хинастеры в 1961 году, когда была исполнена на Втором межамериканском фестивале в Вашингтоне монумен-тальная «Кантата магической Америке». Вслед за «Шорос» Вилла-Лобоса, «Румбой» Катурлы, «Индейской симфонией» Чавеса и «Сенсемайей» Ревуэльтаса «Кантата» Хинастеры знаменовала собой новую вершину в постижении «латиноамериканской сущности». Из множества восторженных отзывов на первое исполнение кантаты приведем высказывание американца Ирвинга Лоу- ренса: «Это удивительное произведение аргентинского композитора окончательно доказало, что он является одним из важнейших творцов наших дней… Эта музыка — невероятной сложности не только по своим ритмам, а и по мелодическим контурам, но чудо в том и состоит, что в то же самое время она невероятно коммуникативная, даже при первом прослушивании, и невероятно возбуждающая. Я читал об электрическом шоке, который произвело на слушателей первое исполнение „Весны священной"