К началу XIX века в народной музыке Латинской Америки произошли значительные изменения: появились самобытные жанры, сложившиеся в результате совместной эволюции иберийской (испанской и португальской), индейской и африканской музыки. Это новое, самобытное, возникшее в гуще народ-ных «низов», не было оценено просвещенными верхами как «свое» и рассматривалось как простонародное, грубое, недостойное внимания «высо-кого» искусства (как здесь не вспомнить о русской «мужицкой» музыке?!). Проявления национального в профессиональном творчестве рассматривалось еще как художественное обеднение, и даже отдельные попытки создания музыки на местном материале встречались враждебно . Профессиональная и народная музыка, и это примечательный факт, шли разными путями, которые начали сходиться лишь к концу XIX века.

XIX век был отмечен грандиозным развитием оперы в качестве почти единственной формы профессиональной музыки, доступной публике . Все главные достижения европейцев в этой области немедленно доставлялись в Новый Свет, зачастую вместе со своими, в большинстве случаев итальянскими, а затем французскими исполнителями. Опера стала близкой самым широким массам, оказавшись необходимым средством духовного раскрепощения от колониальной зависимости, удовлетворяла потребность общества в лирическом самовыражении.