Это глубоко внутренняя и часто гнетущая драма, разворачивающаяся в сознании каждого композитора, диалектический процесс, происходящий в его музыке, то вдохновляемый теллуристическим выражением, то есть обращению к своей среде как символу его истории и культуры, то стремящийся к отражению универсального, где доминируют понятия времени или его актуализация (в искусстве)» . Чуть ниже, на страницах того же издания, он продолжает раз-вивать эту мысль: «Факт, что европейская культура намного более старая и наполненная традиционными ценностями, чем наша, не должен ни на мгновение скрывать от нас необходимость… реализовать наш вклад в мировую культуру как грань — американскую — великой западной культуры, ценности которой быстро распространяются по всему миру» . Выделим также мнение чилийского композитора Роберто Фалабельи: «Разгоревшаяся и еще не закончившаяся война между автохтонным содержанием и универсальными техниками имеет в своей основе в философском смысле попытку диффузии американского с завоеваниями человека как универсального существа. Человек Америки уже не довольствуется пассивной ролью <…>, а стремится внести свой вклад [в общее развитие]»5. Бразильский музыковед Жозе Мария Невиш особенно обостренно ставит эту проблему, поворачивая ее в плоскость уже чисто музыкальных терминов. «Национальное движение добивается независимости для своих артистов, демонстрируя в то же самое время все, что каждая страна способна предложить в качестве вклада в универсальную музыку, — пишет он.