Гармония Ревуэльтаса, несмотря на обильное применение альтерирован-ных созвучий, подчас весьма изысканных и острых, в своей основе класси-ческая: она опирается на прочную терцово-квинтовую или квартово-квин- товую основу. Эти черты особенно явственно проявляются в гармоническом языке первых оркестровых и камерных сочинений Ревуэльтаса, выдержанных преимущественно в гомофонной фактуре, но они сохраняют свое значение и в более поздних произведениях композитора, для которых характерно взаимопроникновение гомофонного и полифонического склада письма. Среди многих подобных примеров — вторая часть поэмы «В честь Гарсии Лорки», где одновременное сочетание в трех разных тональностях скорбной мелодии засурдиненной трубы, жалобно-монотонных фигураций струнных в среднем регистре и неподвижно-оцепенелого баса представляют собой впечатляющее выражение страдания (см. пример 75). «Только сама душа народа, — говорит Хуан Маринельо, имея в виду этот раздел поэмы, — может исторгнуть такой долгий, сдавленный стон — глухой вопль тысячелетних корней, разрываемых злой силой» . 

Если Чавес в своем антиромантическом бунте изгнал из музыки всякую «чувствительность», «лирику», то у Ревуэльтаса во множестве встречаются лирические эпизоды. Быть может, самым выразительным из них является ис-полненная проникновенного, нежнейшего лиризма заключительная часть «Колыбельной» из вокального цикла «Пять детских песен на стихи Гарсии Лорки»: