Непосредственным толчком для освоения новых техник стало посещение в 1961 году фестиваля «Варшавская осень», где среди прочего Брауэр услышал такие произведения, как «Памяти жертв Хиросимы» Кшиштофа Пен- дерецкого и «Zyclus» Карлхайнца Штокхаузена. Уже в 1963 году, после непро-должительных опытов по изучению пленивших его методов композиции, Брауэр исполнил в Союзе писателей и деятелей искусства Кубы «Сонограмму I» для «подготовленного» фортепиано — первое на Кубе алеаторическое произ-ведение. Затем последовали «Сонограммы I—IV» для различных составов (1963— 1972); «Эксаэдры I» для любого ансамбля из шести исполнителей, «Эксаэдры II» для солиста-ударника и двух оркестров, «Эксаэдры III» для оркестра гитар (1969—1976); пьеса «Conmutaciones» («Изменения») для «подготовленного» фортепиано и двух ударных, исполненная на праздновании восьмой годовщины Кубинской революции (1966). Приведем фрагмент своеобразной нотной графики из «Изменений»: Своего рода программным манифестом стала пьеса Брауэра под названием «Традиция ломается… но с трудом». В этом алеаторическом произведении использован коллаж и применен хеппенинг. Композитор заставляет солистов оркестра играть, поочередно вступая и наслаивая друг на друга отрывки из произведений Баха,