«Настает момент, — пишет Чейз, — когда национализм, или музыкальный американизм, вступает в диалектическое противоречие с так называемым „музыкальным универсализмом", который в целом можно понимать как единство различных видов современной техники, начиная от додекафонной, и кончая электронной музыкой, интернациональный характер которой усилился и укрепился в связи с трансформацией концепций времени и пространства, произошедшей с изменениями в современной технологии и науке» .В связи с этим не случайно вопрос о правомерности применения «универсальных» технических средств и возможности их взаимодействия с «национальными» выразительными средствами, базиру-ющимися на фольклорных истоках, — постоянная, ключевая тема для много-численных дискуссий о дальнейших путях развития латиноамериканского ком-позиторского творчества.

Латинская Америка не принимала активного участия во Второй мировой войне, и ее последствия имели для нее несколько иной характер, чем для Европы. Для музыкальной жизни первые послевоенные и следующие за ними годы стали периодом ее значительной активизации. На рубеже второй половины века мы начинаем все чаще встречаться с новыми именами композиторов, появившихся на музыкальном горизонте Америки и вобравших весь спектр эстетических направлений, как существовавших ранее, так и новых, возникших в ходе драматической истории XX века. Этому способствовал ряд факгоров.