Метисы во многом являются наследниками креолов, боровшихся за независимость на протяжении XIX века. Вместе с тем они понимают, что единственная форма освободиться от Европы — это найти и противопоставить образ ей противоположный, и поэтому они подчеркивают свои индейские корни. Насколько креол искал равенства с европейцами и никогда не идентифицировал себя с индейцами, настолько метис чувствует себя отличным от испанцев и связанным с индейцами. Индеец становится своего рода символом прекрасного прошлого, в котором метисы стали искать опору в надежде достичь необходимой уверенности в собственных силах, дающей возможность реализовать творческие возможности. Однако в попытках их реализации они столкнулись с уже известным креолам, но новым для метисов препятствием, начав отдавать себе отчет в том, что то индейское, которое они имеют в себе, они могут выразить лишь посредством концепций, тем и слов, которые приходят с Запада . Получается своего рода «заколдованный круг»: какими бы путями ни отправлялся латиноамериканец в поисках самобытности, он неизбежно вновь и вновь оказывается на одной дороге с Европой.

История развития общественной мысли в Латинской Америке представ-ляет собой историю поисков основ своего самосознания, «поисков себя» на трудных и нередко путаных дорогах духовных исканий XX века.