Иногда двойное название адресует к тому или иному жанру эпохи барокко и к моделируемому фольклорному жанру, как, например, Ария-кантига из третьей части «Бахианы» № 4. Мелодика этой бразильской народной песни, по словам JI. Э. Корреа ди Азеведу, имеет у своих истоков баллады испанских трубадуров. Сопровождаемая мерным движением басов, она звучит как пассакалия:

Особенно проникновенно звучат Арии из «Бразильских бахиан», в кото-рые композитором вложено, видимо, нечто самое сокровенное. Таковы, среди других, Ария-модинья из «Бахианы» № 8 и особенно Ария-кантилена из «Бразильской бахианы» № 5 для сопрано и ансамбля виолончелей. Эту Арию можно поставить в один ряд с высочайшими образцами лирики всех времен (см. пример 58, приводится только вокальная мелодия).

 «Бразильская бахиана» № 9, завершающая цикл, — единственная, в которой отсутствуют прямые аналогии с народными жанрами. Прелюдия и Фуга звучат как своего рода философское обобщение размышлений композитора о грандиозных проблемах и потрясениях, с которыми столкнулось человечество в современную эпоху.

Можно полностью согласиться с оценкой, данной «Бразильским бахиа- нам» П. А. Пичугиным: «Ярко выраженный национальный колорит „Бразильских бахиан" в сочетании с последовательным проведением через всю серию принципов классических форм европейской музыки составляет их главную отличительную черту и делает „Бахианы" произведением своего рода уникальным не только в бразильской, но и в мировой музыкальной литературе.