Эти пьесы вызывают ассоциации со многими произведениями подобного рода, возрождающими принцип токкатности. Здесь можно вспомнить «Allegro barbaro» Бартока, Токкату Прокофьева, фантазию «Бетика» Де Фальи, в которых проявилась новая трактовка фортепиано как инструмента, обладающего жестким ударным тембром. Истоки этого — как в возрождении «варваризмов» праистории человечества, так и в урбанизации настоящего. Излишне здесь было бы подробно говорить об очевидных связях принципа токкатности с эпохой барокко и неоклассицизмом современности. Вилла-Лобос, так же как и другие латиноамериканские музыканты, перенял эту токкатность из фантастически разнообразной ритмики бразильской музыки, исходящей из африканских, индейских и иберийских истоков.

Характеристика творчества Вилла-Лобоса была бы неполной, если не ос-тановиться на его общественной и просветительской деятельности. В 1930 году правительство поручило Вилла-Лобосу разработать единую систему музыкаль-ного образования в стране. По его инициативе открылись десятки музыкальных школ, где в основу обучения было положено хоровое пение. «Хоровое пение, — писал композитор, — есть одно из высших проявлений музыки, ее истинное предназначение. Обладая огромной объединяющей силой, оно поможет индивидууму ощутить себя частицей коллектива, почувствовать свою принад-лежность обществу, родине».