Безусловно, дистанция между «Индейской симфонией» (1935) и «Пира-мидами» (1968) огромная. Эволюция Чавеса от простого к сложному, от национального к универсальному не может быть оценена однозначно. Можно было бы обвинить Чавеса в элитарной отвлеченности идей, питавших его творчество последних лет, в отходе от «национализма», в приверженности к «универсализму», если бы подобная эволюция не происходила в творчестве многих современных художников. Важно, что его позиция лишена косности, консерватизма, открыта для всего нового, современного, проникнута сознанием высокой одухотворяющей миссии художника и гражданина, работающего на благо своей страны, своего народа.

В 1960-х годах в Мексике, как и в других странах континента, начинаются серьезные изменения в характере музыкального творчества. Национальное направление, достигнув своего апогея в творчестве Ревуэльтаса, Чавеса, Сан-ди, Галиндо Димаса, Монкайо, постепенно приобретает все более размытые очертания. Подобно тому как это происходило в Бразилии, творчество мексиканских композиторов со значительной степенью условности можно подразделить на три группы: приверженцев национального направления, группы «колеблющихся» и, наконец, последовательных авангардистов. Среди наиболее «стойких» приверженцев традиционных методов следует упомянуть Марио Кури-Альдану (Mario Kuri-Aldana, p. 1931), убежденного сторонника национальных традиций.