Кагель постоянно выступал в печати с пропагандой своих взглядов и тео-ретическим осмыслением собственных экспериментов, а его опусы регулярно исполняются на крупнейших фестивалях современной музыки в Германии, Франции, Голландии, Италии, США, Канаде. Перу Кагеля принадлежит ряд теоретических работ: «Музыка и образ», «Музыка как радиопьеса», «Музыкальная терапия», «Внеевропейская музыка», «Музыка и политика». Хотя деятельность Маурисио Кагеля протекала за пределами Аргентины, а по содержанию и стилю его творчество не принадлежит к аргентинской музыкальной культуре, олицетворяя собой универсалистские тенденции в их наиболее абстрагированных проявлениях, его косвенное влияние на современных ему латиноамериканских композиторов весьма велико. Своеобразным историческим достижением Кагеля можно считать также и то, что впервые в творчестве латиноамериканского композитора были совершены принципиально новые для музыкального искусства открытия (в частности, «музыкальный театр»), оказавшие непосредственное влияние на мировую музыку.  В парадоксальном, дисгармоничном, вызывающем самую противоречивую реакцию музыкальном творчестве Астора Пьяццоллы (Astor Piazzolla, 1921— 1992) нашли, быть может, самое убедительное воплощение те характеристики латиноамериканской культуры, которые ранее были определены как симбиоз, то есть такое соединение, в котором каждый из образующих его элементов, находясь в неразрывном единстве с другими, не теряет своих индивидуальных, только ему присущих качеств.