Четвертая симфония явилась своеобразным антиподом трагедийной Тре-тьей, в ней предстает мир ясных и просветленных образов, гармонии и юно-шеского оптимизма. Примечателен ее подзаголовок — «Романтическая сим-фония». Действительно, в своей поэтической увлеченности, полетности она по-своему романтична. Так Чавес от антиромантического бунта молодости пришел к его утверждению в зрелые годы, но в уже ином, современном каче-стве. Симфония состоит из трех частей, идущих без перерыва. В ней, как и в других сочинениях, композитор следует принципу тематической взаимосвя-зи, добиваясь глубокого духовного единства цикла.

Пятая симфония для струнного оркестра посвящена памяти Сергея и На-талии Кусевицких. Если сравнить эту симфонию с другими значительными произведениями Чавеса, фольклорные влияния в ней менее ощутимы. Это одно из наиболее «классических» произведений композитора, хотя североамериканский критик Роберт Паркер утверждает, что в этом произведении «есть достаточно субъективности и драматизма, особенно во второй части, для того чтобы термин „неоклассичность" употреблялся с осторожностью» . Тем не менее признаки классицизма налицо. Фактура симфонии насыщена непрестанным движением гибких контрапунктических линий, перерастающих порой в драматизированные, напряженно пульсирующие гармонические построения, что ощущается уже в первом проведении начальной темы.