Атмосфера духовного подъема, воцарившаяся на острове Свободы в пер-вые годы после революции, способствовала становлению Брауэра как худож-ника и определила его оптимистическое мировоззрение. Это не значит, ко-нечно, что его музыка радостно-бездумна. Напротив, некоторые ее страницы настолько сложны, технически изощренны, что доступны пониманию не каж

дого профессионала. Но и в этих случаях она не лишается мощного жизненного заряда, ощущения чистоты и здоровья.

К чести революционного правительства Кубы, оно с вниманием и пони-манием специфики относилось к вопросам художественного творчества, если они не затрагивали коренных проблем социалистической идеологии. Культур-ная политика строилась на уважении любых направлений и стилей. Кубинские композиторы пристально изучали процессы, происходившие в мировой музыке, и в особенности идеи европейского авангарда, борьба которого со всем устаревшим, традиционным совпала со временем революционного обновления у них на родине.

Лео Брауэр первым среди кубинских композиторов оценил выразительные возможности новой музыки. Алеаторика, конкретная и электронная музыка открывали совершенно иной звуковой мир, не подчиняющийся прежним законам.