Слушатели безошибочно понимали и оценивали по достоинству выраженные в лирической форме самые завуалированные иносказания и намеки патриотического характера. Так, в 1944 году в оккупированном гитлеровскими войсками Брюсселе в концерте Пьера Бернака и Пуленка, посвященном вокальной лирике, среди прочих романсов впервые исполнялся скорбно-элегический «Мост Сё» на стихотворение Арагона . В нем после несколько загадочно-печальной фразы: «Я проходил мостами Сё, вот там-то всё и началось, большая часть текста посвящена перечислению атрибутов романтической баллады, сожалениям и оплакиванию утрат далекого прошлого, а завершается песня словами: «О, моя Франция, покинутая всеми.», которые певец произносит замирающим на горестной интонации голосом. Вслед за этой фразой, пропетой Бернаком с присущей ему выразительностью, публика в зале молча встала к вели

кому изумлению нескольких присутствовавших немецких офицеров, и, после затянувшейся паузы, разразилась горячими аплодисментами в адрес исполнителей. Оккупанты предпочли не заметить этого проявленного бельгийской публикой выражения солидарности французам.

Но с наибольшей, сублимированной силой патриотические и гражданские чувства Пуленка вылились в его кантате для двойного смешанного хора a cappella на стихи Элюара, заимствованные из сборника «Поэзия и Правда 42»; Пуленк назвал ее «Лик человеческий» (1943). Она является одной из общепризнанных вершин всего творчества Пуленка и заслуживает не менее, чем Вторая симфония Онеггера, названия «Кантаты французского Сопротивления».