Таковы его хоровая кантата «Смерть тирана» на текст древнеримского поэта Ламприда в переводе Дидро, создание которой в 1932 году особенно знаменательно; «Интродукция и траурный марш» в коллективном оформлении пьесы «14 июля» Р. Роллана (1936), массовая песня для хора на стихи Вайяна-Кутюрье «Рука, протянутая всем» (1936); триптих хоровых кантат а сар- pella на тексты Клоделя («Кантата о мире», 1937; «Кантата о двух городах», 1940; «Кантата о войне», 1940); Третья симфония с хором «Во славу конца войны» (1947); Четвертая симфония «В честь столетия революции 1848 года» (1947—Л948); «Огненный замок», кантата для хора с оркестром на текст Жака Кассу, посвященная памяти погибших в печах фашистских концлагерей (1953); «Кантата Красного Креста» для солистов, детского и смешанного хора и оркестра, 1960 (по случаю 100-летия этого международного общества); «Ода погибшим в войну» (1963) —величественная музыкальная стела в трех частях для симфонического оркестра; хоровая Симфония «Расет in terris» («Мир на земле») в семи частях для контральто, баритона, смешанного хора и оркестра на латинский текст, фрагмент из энциклики Иоанна XXIII, призывающий беречь мир и свободу (1963). Мало найдется композиторов, в творчестве которых подобного рода тематике отводилось бы столь существенное место. Но есть и еще одна тема, не занимающая главенствующего положения в его творчестве, но спорадически упорно привлекавшая внимание Мийо на всех этапах его жизненного пути. Она порождена его верностью вере отцов и горячей приверженностью к прошлому его близких, предки которых переселились из Испании, ища защиты у Авиньонского папы от религиозных преследований.