Вторая фаза начинается с возникновения новой темы, формулируемой басами со словами молитвы Франциска Ассизского, сопровождавшей сожжение еретиков—«Слава нашему брату огню, живому, пылкому, неподкупному, всеочищающему, превращающему грехи в пепел.» На теме благословения огня строится грандиозная, широко развитая фуга хора, противосложением которой служит мелодическая линия на слова «Она просыпается. ей страшно.» и т. д. сочувствующих Жанне голосов хора. В интермедиях фуги появляются то голос Мадонны, утешающей Жанну, то реплики Жанны в страхе перед муками. Развитие приходит к мощному унисону темы фуги, славящему святую Жанну, поддержанному tutti оркестра, а над ним льется сияющее сопрано Мадонны, прославляющей великое пламя посреди земли Франции, в котором будет вечно гореть Жанна. Этой кульминацией завершается вторая фаза финала. Третью фазу венчает возглас Жанны—«Я разорвала цепи!», за которым следует медленное decrescendo с постепенным выключением группы оркестра (медных, низкого дерева, роялей), в воздушной, просветленной его звучности (остаются флейты, челеста и педаль низких струнных) слышится замирающий голос Жанны—«Есть любовь, и она сильнее всего. есть бог, и он сильнее всего

Таким образом, темы призыва к подвигу ради спасения цветущего родного края и детская песня, получившие столь проникновенное и разностороннее музыкальное толкование в IX и X сценах и в многозначительной коде финала, чисто музыкально определяют и оттеняют в образе и судьбе Жанны черты народной героини.