Несомненной удачей является вторая часть Adagio, сосредоточенное, насыщенное драматизмом и богатое градациями последовательно развиваемых эмоций. В его построении Онеггер убедительно решает сложную конструктивную задачу — последовательного проведения принципа симметрии при множественности тематизма: пять тематических образований — носители разных эмоций — последовательно формулируются в осложненной контрапунктами и подголосками ткани, а затем излагаются в обратном порядке в новом освещении. В Adagio находят себе применение наиболее тонко и сложно разработанные полифонические приемы. В этом Adagio можно найти предвосхищение многих скорбных страниц философских размышлений Второй, Третьей и Пятой симфоний.

Третья часть — Presto — жизнерадостный финал. Его атмосфера— ясная диатоника и отчетливая танцевальная жанровость. Он представляет собой сонатное Allegro с элементами рондальности, в согласии с классическими традициями. Чтобы подготовить переход от мрачного завершения Adagio, Онеггер начинает финал с остинатной ритмической формулы, на которой постепенно «собираются» разрозненные мотивы, которые вдруг, как под воздействием силы притяжения магнита стремительно

сближаются и образуют скачущую, скерцозную главную тему. Несмотря -на минорную (c-moll) окраску, она полна задора и жизнерадостности. За ней не менее стремительно «вкатывается» тема тарантелльного склада, которую начинают валторны (D-dur), сразу включающая в атмосферу праздничного веселья. Разработка пространна и увлекательна; она начинается фугато на первой теме с дальнейшими «дополнениями» в соревнующихся в перекличках голосах оркестра.