Таковы его «Весеннее концертино» для скрипки и камерного оркестра (1934); «Летнее концертино» для альта и девяти инструментов (1934); «Осеннее концертино» для двух фортепиано и восьми инструментов (флейты, гобоя, трех валторн, двух альтов и виолончели, 1951); «Зимнее концертино» для тромбона и струнного оркестра (1953). Мийо всегда очень гибко и точно отвечает условиям (или заказу), породившим то или иное его сочинение, соотнося свои замыслы с адресатом, что нисколько не снижает художественного и профессионального уровня его решений. Это проявляется в многообразии жанров и составов, для которых пишет Мийо. Но есть жанры, в которых композитор высказывает самое сокровенное, пишет «для себя», или с наибольшей непринужденностью выражает свои искания, осуществляет «чистый эксперимент»; к таковым относятся чаще всего вокальная лирика или инструментальные ансамбли (сонаты, квартеты, «симфонии-минутки»).

Французские исследователи признают доминирующим в творчестве Мийо лирическое начало. Но тогда лиризм этот крайне разнороден, всеобъемлющ. Мийо элегичен в поэмах Латиля, интимен в вокальном цикле «Alissa», сатиричен в театральной буффонаде «Протей», трагичен в «Орестеях», эпичен в больших симфониях — Четвертой, Восьмой, Двенадцатой. Лиричность его проявляется в легко возбудимой реакции на все его окружающее — природу, события, встречи, литературные  впечатления. Мийо хочет все воспринять, осмыслить, активно откликнуться

на все, что волнует мир, в котором он живет. Эта жадная восприимчивость окружающего сочетается с трезвостью осмысления, что предопределяет конкретность его мышления, тяготение к реалистичности. Он чужд субъективистских крайностей романтизма или отчужденности экспрессионизма.