Удельный вес составляющих разнородных элементов в подобном синтетическом музыкальном театре экспериментально меняется Онеггером в каждом новом сочинении.

Уже после первого знакомства с «Антигоной» в переводе Ж. Кокто Онеггер неоднократно возвращался к мыслям о создании на этот текст музыкальной драмы, новой по принципам драматургии и музыкальной артикуляции слова К В январе 1924 года он начинает активно работать над текстом драмы Кокто, однако, получив от Моракса предложение совместной работы над новой библейской драмой «Юдифь» также для театра в Мезьере, откладывает наброски «Антигоны» и решительно принимается за создание оперы-оратории по этой драме. 13 июня 1925 года в театре Жора состоялась премьера оперы  «Юдифь» в трех действиях и пяти картинах. Исполнителями были хор и оркестр (28 человек) участников Народного театра, а также выдающаяся оперная и камерная певица Клэр Круаза и драматический актер Пьер Альковер, приглашенные на партии Юдифи и Олоферна, так как если партия Юдифи вокально-декламационна, то партия Олоферна декламационна2. Как и в «Царе Давиде», главное место в драматургии отводится хорам и оркестру, но главные герои драмы, особенно Юдифь, получают несравненно более индивидуализированную и сконцентрированную характеристику, чем в «Давиде», и значение их в перипетиях драмы выделено особо. Музыкальное начало в «Юдифи» имеет главенствующее значение, отмечено цельностью и непрерывностью развития. Музыкальный язык отличается стилистическим единством.