В музыкальном развитии существенную смысловую роль играет несколько коротких, но рельефных лейтмотивов; драматургия строится по укрупненным сценам; резко контрастны по музыкальным краскам эпизоды осажденных жителей Ветилуи и буйного лагеря ассирийских воинов Олоферна. Действие развивается замедленно, но узловые драматические эпизоды в нем выявлены достаточно динамично. Контрасты поляризуются по актам, и связующим их началом являются сцены Юдифи. Мораксу удалось сжато осветить в своей драме основные перипетии библейского сказания о Юдифи.

Партитура Онеггера, полная трудностей для всех исполнителей, отмечена новыми достижениями Онеггера в музыкальной живописности и декоративности в сценах лагеря Олоферна, битвы, победного ликования и ноктюрна. Немало мелодических находок в хоровых темах плачей, молитвы перед битвой, но

особенно — в партии Юдифи, где Онеггер впервые нашел синтез речитативной декламации и распетых кантилен, вдохновленный искусством своей исполнительницы, выдающейся драматической певицы Клэр Круаза. И все же, при всех музыкальных достоинствах «Юдифи», она представляет собой лишь продолжение и развитие уже найденного Онеггером в «Давиде»; возможно, что тому причиной были библейский сюжет и однородная с «Давидом» стилистика его решения в либретто Моракса.

В том же 1925 году происходит первая творческая встреча с танцовщицей и драматической актрисой Идой Рубинштейн, которая предлагает Онеггеру оформить музыкой спектакль по пьесе Сеи-Жоржа де Буэлье «Императрица на скалах» на средневековый сюжет, решенный в духе миракля. Премьера состоялась 18 февраля 1927 года в костюмах и декорациях А. Бенуа, поразивших красочностью и роскошью, в чтеатре Grand Opera.