В 1915 году Франсис принимает решение серьезно заняться музыкой; мать выражает ему одобрение тем, что при участии подруги, г-жи Сенкевич, близкой знакомой Рикардо Виньеса, просит последнего давать Франсису частные уроки. Занятия с Виньесом и его покровительство решают дальнейшую судьбу Франсиса. После окончания лицея он мечтает только о карьере музыканта. Внезапная смерть отца в 1917 году устраняет последнее препятствие на этом пути.

После прохождения военной службы Пуленк считает, что ему уже поздно поступать в Консерваторию и по совету Р. Виньеса на протяжении двух лет занимается полифонией и композицией с Ш. Кёкленом.

Воздействие матери на Франсиса не ограничилось только областью музыки. Ее вкусы, склонности, воззрения оказали решающее влияние на сына в годы формирования его созна- ния. Так, Пуленк сам считает, что его равнодушие к религии в первую половину его жизни (до середины 30-х годов) объясняется полной индифферентностью, которую проявляла мать в религиозных вопросах, несмотря на активную приверженность отца к католической церкви. Благодарность матери за то, что она способствовала его самоопределению как музыканта, он сохранил на всю жизнь. Это проявилось в его посвящении оперы «Диалоги кармелиток», где мать упомянута первой.

Именно в 20-е годы окончательно складывается артистическая натура Франсиса. Он всецело погружается в сферу искусства, живет интересами искусства, сквозь искусство воспринимает весь окружающий мир. В его представлении все искусства связаны между собой. Франсис с детства любит поэзию, живопись, театр. В его музыкальном мышлении преобладает чувственное, образное начало. Примечательно, что и в письмах, и в беседах с К. Ростаном и С. Оделем Пуленк, воскрешая далекие воспоминания детства, отмечает, что сильные музыкальные впечатления всегда ассоциируются у него со зрительными. Так, «Зимний путь» Шуберта, которым он увлекался, навсегда связан у него с зимним пейзажем в Фонтенебло, открывавшимся ему из окна его комнаты, когда он впервые познакомился с циклом.