«Шестерка» сближает искусство с современной жизнью во всей ее неприкрашенной обыденности. В центре их внимания — урбанистические мотивы, темы и образы города и «освежение» профессиональной музыки всеми злободневными бытующими в городе жанрами, главный из них — джаз, как воплощение духа современности. Мы находим этому подтверждение в многочисленных преломлениях в творчестве «Шестерки» современного танца (Танго, 1919; Шимми, 1920 Мийо) и джаза («Негритянская рапсодия», 1917 Пуленка, «Прощай, Нью-Йорк», 1919 Орика; «Сотворение мира», 1923, «Три регтайма», 1922 Мийо; «Франко-американский концерт», 1924 Вьенера и т. д.). Образы современного большого города не только не возвышаются, но нарочито снижаются забавной шуткой, буффонадой, пародией, карикатурой («Бык на крыше», 1919 Мийо; музыка Пуленка к «Непонятому жандарму» Кокто, 1920; «Новобрачные на Эйфелевой башне», 1921; «Голубой экспресс», 1924, «Салат», 1924 Мийо). Погружению в созерцание явления, пребыванию в одном состоянии, разностороннему рассмотрению одного явления противопоставляется динамизм, стремительная смена впечатлений; утонченному психологизму — трезвая упрощенность психики без рефлексий, физически здоровый, волевой, полный бурлящих жизненных сил духовный примитив, спортивная собранность и целенаправленная энергия или восторженное воспевание непреодолимой стремительности движения машины, созданной человеком. Изображение «движений души» заменяется изображением организованного физического или механического движения. Отсюда частое обращение «Шестерки» к цирку, спортивным играм, движению машины, в моторике которых все жесты и детали целесообразны и необходимы («Скетинг-ринг», 1921; «Пасифик 231», 1923; «Регби», 1928 Онеггера; «Движения», 1918 и «Прогулки», 1921 Пуленка; вокальный цикл «Сельскохозяйственные машины, 1919 Мийо).