Несколько в тени оставалась в 20-е годы творческая деятельность Дюрея, искавшего свой путь преимущественно в области камерных жанров — вокальной и фортепианной миниатюры, инструментального ансамбля: романсы на стихи Поля Верлена (1914), Франсиса Жамма (1914), Рабиндраната Тагора в переводе Андре Жида (1914), Сен-Леже Леже (1916—1918), Феа- крита (1918), Петрония (1918), «Бестиарий» Аполлинера (1919) — (все 30 стихотворений цикла!), «Баскские песни» Кокто (1919) и т. д.; сюита «Цирковое представление для фортепиано» (1917), инвенции для различных инструментов (1924-— 1927), Квартет для струнных (1927), музыка для театра. Многие его сочинения становились известными далеко не сразу даже близким друзьям и оставались неизданными. Его сочинения исполнялись по рукописи в концертах группы «Шести», включались в Альбом «Шестерки». В 30-е годы он нашел свое значительное место во французской музыке в общественном служении, руководстве и организации самодеятельности, активном участии в Народной федерации, а с началом войны — в напряженной и разносторонней деятельности в рядах Сопротивления.

Таким образом, если в 1917—1922 годах можно установить черты общности в творческих позициях и культивируемых жанрах группы «Шести», а формулировку их позиций зачастую брал на себя с их ведома и согласия Кокто в своих публицистических выступлениях, то с середины 20-х годов их продолжает связывать только дружба. На протяжении 20-х годов каждый из них находит свой путь, и каждый по-своему к началу 30-х годов переживает значительную эволюцию, направленную в сторону все большей содержательности и серьезности творческих задач и нарастающего внимания к гражданской тематике.

В 1923 году в Париже заявляет о себе еще одна творческая группировка, в формировании которой принял активное участие неугомонный Эрик Сати.