В первой герольды — тенор и бас — рассказывают попеременно об изобретении карточной игры, ее правилах и фигурах, в ней участвующих. Они поют в духе песен трубадура на прозрачном сопровождении двух роялей, подражающих лютням. При появлении четвертого короля — смерти — в оркестре цепенеет движение и появляется у тромбонов тема смерти. Вторая часть — три этапа игры в танце. Танец двухдольный с двумя дублями, то есть его простейшими фактурными и тембровыми вариациями. Тема танца родственна ритурнели в сцене суда (суд над Жанной был тоже игрой!).

VII  сцена—«Катерина и Маргарита»—начинается мрачным похоронным звоном, на который далеко не сразу наслаиваются светлые колокола (B-dur). Из низкого звона рождается голос Катерины, поющий заупокойную молитву. Светлому звону вторит Маргарита—Spera, spira” (надейся, дыши). Эта сцена развивает тему звонов, смысл которых разъясняет Жанна Доминику. На фоне нарастающего, охватывающего весь оркестр битонального звона, вертикали которого вариантно заполняются горизонтальными линиями, варьируются и вокальные линии солисток: в De profundis акцентируется мотивное сходство с народной песней «Лаонские перезвоны», которая появится

в VIII сцене; интервальные ходы колокольного мотива Маргариты превращаются в призыв к подвигу—«Жанна, иди, иди, иди!» К ней присоединяется и Катерина: «Иди, веди короля, Жаипа!» В голосах оркестра мерная четырехдольность звона прорастает маршевостью.

VIII сцена отчетливо делится на три раздела, каждый из которых имеет свой главенствующий тематический материал и в то же время связан с предшествующим. Начинается сцена с подлинной народной песни «Лаонские перезвоны».