За свои поступки и пастух, и царь равно судимы своей совестью, а кара постигает каждого в утрате того, что ему всего дороже. Моракс широко использует в своей драме тексты библейских псалмов Давида, а в № 24 — хвалебном гимне Давида «Я возлюблю тебя, господь мой» — привлекает стихотворный перевод псалма, принадлежащий французскому поэту-гугеноту XVI века Клеману Маро.

Библейская драма Моракса разделена на 27 сцен. Из 27 музыкальных номеров состоит и партитура Онеггера, но величина этих номеров очень различна: № 4 — «Песнь победы» состоит всего из 13 тактов, в то время как № 16 — «Пляска перед ковчегом» или № 27 — «Смерть Давида» представляет собой крупные многосоставные композиции, состоящие из сцеплений сольных и хоровых эпизодов. В партитуре преобладают хоровые номера (пятнадцать из двадцати семи), есть несколько сольных (всего пять) для сопрано, контральто, тенора, и семь (включая интродукцию) самостоятельных сим

фонических эпизодов. Оркестр, при всей первоначальной ограниченности его состава, играет в музыкальной ткани весьма существенную роль, и Онеггер искусно использует его красочные и изобразительные возможности. Следует бтметить, что связывающее музыкальные номера повествование чтеца (прообразом для него несомненно послужил Евангелист в «Страстях» Баха) не изолируется от музыки и требует от исполнителя эмоциональной подачи слова.

Примечательно, что в музыке нет персонификации Давида одним каким-либо голосом солиста, даже любовь к Вир- савии воспевает не сам Давид, но служанка (контральто), поющая песню (№ 18) о цветущем саде, пристанище любви, где живет прекрасная Вирсавия. В нем цветет виноград — символ наслаждения, но и мандрагора — яд греха.