Пожалуй, наиболее последовательной демократичностью отмечено главным образом старшее поколение. Центральное положение занимают члены «Молодой Франции», каждый из которых к этому времени обособился в своем круге интересов и подчеркивает свою аполитичность. Рядом с ними заявляет о себе и с каждым годом укрепляет свой авторитет группа композиторов поколения 1915—1925 годов. Каждый из них развивается своим путем, вне группировок, но всем им в разной степени присуще осторожное применение «новаций» и сохранение основ традиционного музыкального языка. Среди них выделяется уже в эти годы Марсель Ландовски (р. 1916) и Анри Дютийе (р. 1916), а также Мариюс Констан (р. 1925), Пьер Пети (р. 1922) и Серж Нигг (р. 1924).

К наиболее дерзкому экспериментаторству тяготеет Пьер Булез (1925), отдавший дань дебюссизму, затем быстро освоивший все изыски додекафонной техники и свободной сериаль- ности, и, наконец, решительно вступивший в полосу музыкаль- но-звуко-шумовых экспериментов в области конкретной и электронной музыки. Почвой для ее развития во Франции послужили достижения длительной лабораторной работы инженера- акустика Пьера Шеффера (р. 1910), создавшего с помощью техники звуко-шумовые композиции. Однако, к началу 60-х годов, пожалуй, будут преобладать в музыкальной практике не столько созидательные, сколько музыкально-деструктивные тенденции в области звуковых систем, что вызовет в массе слушателей ослабление интереса к самодовлеющему новаторству и приведет к угасанию авангардизма и возобновлению и укреплению у музыкантов преемственных связей с основами традиционного музыкального языка, наблюдаемых в 70-е годы нашего века. Но освещение музыкальных «событий» этого этапа требует особого исследования.