Пожалуй, большую сплоченность и единомыслие продолжают проявлять и на этом этапе представители Schola Canto- rum, хотя и они постепенно теряют присущую первым питомцам Schola воинственную обособленность, но сохраняют по традиции более тесные, чем Консерватория, контакты с периферийными музыкальными очагами Франции.

Именно это поколение музыкантов вынесло на своих плечах тяжкие испытания второй мировой войны и фашистской оккупации. Некоторые из них пали ее жертвами. Большинство с честью выполнило свой гражданский долг и активно способство

вало восстановлению после войны музыкальной жизни Франции и дружеских контактов с представителями других национальных культур. Но идейно-эстетические и творческие установки старшего поколения не отвечали новым веяниям, увлекшим умы послевоенной молодежи, которая предъявляла к искусству новые требования. Навстречу их запросам выдвигаются музыкальные деятели иной формации, среди которых привлекает особое внимание уже упоминавшаяся группа, выступившая еще в конце 30-х годов под знаменем общих идейно-эстетических установок, декларированных в виде своеобразного художественного манифеста. Ее составляли Ив Бодрие, Андре Жоливе, Даниэль-Ле- сюр и Оливье Мессиан. Инициатором объединения был Бодрие, предложивший своим друзьям проявить инициативу воскрешения программного симфонизма, провозгласив идеи «нового романтизма», «защиту нового гуманизма» и «очеловечивания музыки» в противовес наблюдавшемуся тяготению к главенству «абстрактных форм». В честь первых романтиков начала XIX века Бодрие предложил именовать их группу «Молодая Франция», подобно тому содружеству поэтов и литераторов, которое некогда возглавлял Виктор Гюго.