В основе их содружества было соблюдение полной идейноэстетической независимости каждого, которую и должен был защищать их союз. Каждый сохранял за собой право по-своему понимать и трактовать понятия «новый романтизм» и «программность». Тем не менее Бодрие сформулировал и опубликовал 3 июня 1936 года от имени группы манифест, в котором подчеркивалась необходимость вернуть музыке непосредственность чувства. Музыка должна выражать душевное состояние художника, вызванное созерцанием природы или другими явлениями внешнего мира, возбудившими его эмоции. Подвергаются осуждению любые навязываемые художнику предписания или запреты как академистов, так и авангардистов. Возрождается интерес к симфонической поэме, как форме, рожденной свободным пониманием программности. Отвергаются любые «заданные» формы и жанры ради непосредственного выражения эмоций, порожденных духовным или психологическим импульсом и этот тезис определяет преемственную связь как с романтизмом, так и импрессионизмом, заслуги которого в обновлении музыкального языка они признают. Вопросы композиторской техники должны определяться только замыслом и склонностями художника: «В музыке не может быть установленных формул, т. е. она выражает эмоцию художника, которая находится в непрерывном диалектическом становлении»1.

Идеи, высказывавшиеся Ивом Бодрие, лишь в общих чертах принимались остальными членами «Молодой Франции».