В быстром движении, энергичном ритме, жестокой артикуляции слова, голоса перекликаются и постепенно объединяются в своем язвительном, хлещущем презрении к трусости. Шестая часть—«Страшна мне ночь»—так же коротка, как и третья, она полна тревожного ожидания ищемящей печали о судьбе одинокого, и днем и ночью преследуемого «беспощадным зверем», напавшим на его след.

Высокие голоса оплакивают его участь, а остальные чуть слышно плетут полифоническую вязь сопровождения.

Седьмая часть—«В черном небе нависла туча»—полна острого драматизма и жесткой силы, огромного, длительного напряжения. Она начинается фугированным изложением змеистой, изломанной, скачущей по диссонантным интервалам темы. Хоры возбужденно перекликаются терпкими вертикальными комплексами. Ползучие, символизирующие мрак, горе и голод линеарные напластования внезапно прерываются. За ними, еле слышно, издалека доносится светлая, приглушенная песнь надежды на скорое наступление зари, она рассеет мрак ночи. Надежда крепнет и расцветает в лучезарный гимн.

Восьмая часть — это увенчивающая кантату восторженная ода свободе, ликующий смысл которой раскрывается постепенно. Она начинается тихо и размеренно с перечисления всех тех окружающих человека предметов и явлений природы, которые должны нести чудотворное слово — Свобода. Следуя за стихотворным текстом, Пуленк проявляет редкую изобретательность в варьировании тембровых, тональных красок, комбинировании голосов и мелодических оборотов при неизменном нарастании и общем просветлении колорита, пока не достигает торжественной, ликующей, светящейся заключительной фразы, где, наконец, звучит слово Свобода, в котором заключен сокровенный смысл существования всего живого на земле.

Даже если бы Пуленк сочинил только одну эту кантату, его имя было бы вписано золотыми буквами в историю французской музыки.