Он создавался в самые мрачные дни лета 1940 года, когда Пуленк хотел «во чтобы то ни стало найти основание для веры в будущее родины». Не менее значительны по своему сокровенному смыслу уже упоминавшиеся брызжущие жизнерадостностью, веселые, насыщенные терпким, чисто галльским остроумием «Деревенские песни» на стихи Мориса Фомбёра (1942) или Восемь французских песен на народные тексты, из них шесть для смешанного хора и две для мужского хора a cappella (1945) с их сочным, грубоватым юмором и славлением труда французского простолюдина. В них, как ранее в хорах Дебюсси и Равеля, восстанавливаются прямые связи с традициями французской полифонической песни XVI века.

Гражданская патриотическая тематика проявляется у Пуленка в эти годы в разных формах. Новым смыслом наполняются романсы и песни казалось бы глубоко интимного характера на стихотворения Аполлинера, Элюара, Арагона. Как тут не вспомнить «Василек» на стихотворение Аполлинера (1939), где с горечью и болью говорится о судьбе двадцатилетнего солдата, обреченного на гибель, который «сто раз заглядывал смерти в глаза» и так и умрет, ничего не узнав о жизни; «Банальности» (1940), «Монпарнас» (1943) — тоже на тексты Аполлинера, полные тоски и нежности к Парижу, к затаившейся теперь жизни его улиц, площадей, набережных; две песни на стихотворения Арагона (1943) или появившуюся позднее песню «Исчезнувший» на слова Робера Десноса (1947), пронизанную щемящей непреодолимой болью утраты, в которой герой оплакивает арестованного на улице, уведенного немецкой стражей и навеки исчезнувшего друга.