Именно в эти годы он находит свой путь к разнообразному воплощению общенациональнофранцузского начала в его разновременных аспектах, и это особенно удается ему в жанровых вокальных полотнах (хоровых и сольных), а также в инструментальных формах. Таковы его семь песен для хора a cappella на стихотворения Элюара и Аполлинера (1936), «Французская сюита по Клоду Жервезу» для девяти духовых инструментов и клавесина. Эта линия будет успешно продолжена в «Деревенских песнях» на стихи Мориса Фомбёра для голоса и камерного оркестра (1942) и Французских песнях на народные тексты для смешанного хора a cappella (1945). Так постепенно Пуленк-миниатюрист овладевает все более широкими по масштабам жанрами, главным образом, вокальной музыки, приближаясь к осуществлению своих наиболее значительных сочинений большой формы.

С начала войны Пуленк на некоторое время призван рядовым в армию, затем демобилизован и почти все время войны проводит в оккупированной зоне. Ему повезло — он сохранил свой дом в Нуазе, близ Тура, где, пользуясь его гостеприимством, спасались родственники и друзья. У него, как и у всех,— трудное существование, полное материальных лишений, моральной уязвленности, частых болезней и беспрерывных тревог за жизнь свою и близких. Всеми силами старается Пуленк сохранить и поддержать связи с друзьями, не терять их из виду, черпать бодрость и терпение в единении с ними. В добродушном и отзывчивом Пуленке просыпается и крепнет ненависть к оккупантам, сочувствие к их жертвам, желание помочь сопротивляющимся, чувство долга перед родиной.