Отупляющий машинизм и утонченный психоанализ по Фрейду, безудержная грубая развлекательность и сложные псевдо-научные абстрактно-конструктивные системы, примитивный утилитаризм и герметизм, рассчитанный на элиту, пессимистическая философия экзистенциализма и теория абсурда захлестывают мутной волной все области искусства Франции этих лет. В литературе, поэзии и театре, при всей запутанности

соседствующих и переплетающихся тенденций, их можно схематично свести к двум группировкам, находящимся в непрерывном взаимодействии. К одной принадлежат деятели прогрессивно-демократической направленности, стремящиеся сохранить преемственность традиций реализма. При всех разногласиях в их убеждениях и эстетических позициях, все они — участники Сопротивления, враги войны, сторонники мира и дружбы между народами, поборники социального прогресса и справедливости. Многие из них — члены компартии Франции или относятся к ней лояльно. В их числе поэты — П. Элюар и Л. Драгон, Ж. Марсенак и Ж. Превер, П. Реверди и Э. Гийевик, прозаики П. Веркор и А. Лану, Р. Мерль и Ф. Эриа, Э. Ба- зен, Л. Муссинак, А. Стиль и Э. Триоле.

К другому лагерю принадлежат новаторы, идейные авангардисты, сторонники экзистенциализма, теории абсурда и поэтического герметизма. Таковы — Ж.-П. Сартр, Ж. Ануй, С. Бекетт, Э. Ионеско, Р. Шар и др. Их позиции неустойчивы и противоречивы, а кривая их идейной эволюции порой парадоксальна. Однако, каждый из них, в зигзагах своей идейно-эсте- тической эволюции не раз сближается и даже консолидируется с прогрессивно-демократическими кругами.

В музыкальном искусстве 40—50-х годов еще более затруднительна однозначная классификация того или иного композитора в свете соотношения деклараций его идейных позиций и творческого результата.