И еще раз, в 1938 году, собравшиеся в Париже на Чрезвычайную международную конференцию писатели тщетно призывали к объединению усилий на защиту мира от разжигающего войну германского фашизма, перед грубой захватнической политикой которого растерянно и трусливо капитулировали правители крупнейших буржуазных стран Европы, тайно рассчитывая на то, что военный удар Гитлера будет направлен прежде всего на Советский Союз. За гибелью Испанской республики последовал насильственный аншлюс Австрии, бессильной противостоять «коричневой чуме» германского фашизма, трагедия растоптанной гитлеровскими полчищами Чехословакии и, наконец, «странная война», молниеносно завершившаяся в июне 1940 года оккупацией Парижа и большей части территории Франции.

Последовательность этих событий оказала самое непосредственное воздействие на умонастроения даже той части французской художественной интеллигенции, которая до того сторонилась политики и была в основном занята лишь узко эстетическими проблемами. Не только писатели, но и музыканты все более активно включались в общественно-политическую жизнь страны, стремясь внести посильный вклад сначала осмыслением происходящего, а затем и непосредственным участием в борьбе реакционных и демократических сил. Еще в 1931 году Орик оформляет впечатляющей музыкой антибуржуазный фильм Рене Клера «Свободу нам». В 1931 году Онеггер создает ораторию «Крики мира» на текст Рене Бизе, в которой выражает чувство обеспокоенности дисгармонией, царящей в мире, гнетущего сознания разобщенности людей, одиночества человека, его бессилия перед властью машины, перед давящими враждебными силами капиталистического города.