В трагической обреченности и триумфе разрушительных сил смерти «Пляски мертвых» слышатся и отклики на недавнюю трагедию испанской Республики и предчувствие тех гекатомб, которые рассеют по Европе торжествующие полчища германского фашизма.

В годы войны Онеггер как подданный Швейцарии мог бы покинуть истерзанную оккупацией Францию. Однако он остается в Париже, лишь периодически выезжая в Швейцарию, чтобы оказать помощь друзьям и содействовать сохранению живого пульса французского музыкального искусства. Он систематически пишет статьи в журнале «Comoedia», освещая музыкальную жизнь и пытаясь отстаивать те произведения французского искусства, в которых проявляется национальный дух. Он дирижирует своими произведениями и сочинениями своих товарищей, спасает от ограбления квартиры, рукописи оказавшихся в эмиграции друзей. Некоторое время он сам подвергается гонениям, и его сочинения вычеркиваются из программ по причине того, что фашистские власти усомнились в чистоте его «арийства», которое ему пришлось доказывать документально. Теперь пережитое и продуманное находит свое выражение не в музыке со словом, но в монументальных формах симфонии. Так рождается цикл его знаменитых симфоний, получивших справедливое определение как «симфонии войны и мира» (Ярустовский).

Четыре симфонии охватывают десятилетие 40-х годов (Вторая — 1940—1941; Третья — 1945—1946; Четвертая — 1946; Пятая— 1950)—время тяжких испытаний войны и оккупации и -трудных первых послевоенных лет. Каждая из симфоний — особый, насыщенный глубоким содержанием мир идей и чувств, отражающий этапы духовной жизни не только Онеггера, но и многих его современников, пытавшихся осмыслить жестокие уроки второй мировой войны.