Турангалила, следовательно, означает одновременно: песнь любви, гимн радости, времени, движению, ритму, жизни и смерти». Симфония завершается торжеством любви, но любовь эта увековечивает себя в смерти. Так пытается примирить Мессиан земное с небесным, преходящее с вечным. Партитура симфонии поражает звуковой насыщенностью, многослойностью письма, крайней дробностью метроритмической организации отдельных голосов в густой, но ювелирно разработанной фактуре, в которой помогают разобраться слуху четыре доминирующие сквозные темы, очень простые и рельефные. Их смысл, как и содержание отдельных частей, красноречиво и цветисто разъясняет в своей аннотации композитор. Организация сложной непрерывно движущейся ткани симфонии строится согласно правилам техники композиции, выработанной Мессианом.

В начале 50-х годов Мессиан увлекается новой темой, имеющей в его толковании пантеистический характер,— это тема птиц. Для Мессиана птицы — олицетворение души природы; их голосами все живое в природе славит своего создателя — бога. Чтобы включить в свою музыку голоса птиц, Мессиан углубляется в изучение орнитологии. Он знакомится со всеми разновидностями птиц, населяющих Францию, а также некоторыми видами экзотических птиц. Он наблюдает их повадки, условия их бытования в лесах и полях, записывает их пение на пленку и переводит их песни на язык музыкальных звуков, признавая всю неизбежную приблизительность этих «переводов». Мессиан создает ряд сочинений, строящихся как на последовательном, так и на одновременном комбинировании птичьих напевов, создавая из них искусные «контрапункты». Самая первая и самая «простая» из них — «Черный дрозд» для флейты и фортепиано (1952).