Но для композитора этот первый опыт применения своих сил в театре сыграл важную роль, а побывавшие на спектакле искушенные драматурги и режиссеры сумели оценить инициативность Онеггера и проявленное им чутье к специфике музыки для сцены и не замедлили привлечь его к музыкальному оформлению многих драматических спектаклей К

Резким и неожиданным контрастом к таким суровым и безрадостным сочинениям как «Песнь Нигамона» и «Притча об играх мира» явилась «Летняя пастораль» для камерного оркестра (квартет деревянных, валторна, струнные), написанная композитором за время летнего отдыха в Швейцарии в 1920 году. Она была впервые исполнена 17 февраля 1921 года дирижером Владимиром Гольшманом в концерте-конкурсе и отмечена премией Верлея, которая присуждалась голосованием слушателей. «Летняя пастораль» сразу завоевала

широкую известность. Онеггер предпослал своей Пасторали эпиграф «Я обнял летнюю зарю», заимствованный из стихотворения А. Рембо. Пастораль не «описывает» и не «изображает» пейзаж; она воссоздает то состояние тихого, безоблачного счастья, которое испытывает человек в общении с мирной, цветущей природой. Музыка эта отвечает ремарке Бетховена к первой части его Пасторальной симфонии— «Mehr Empfindung als Malerei». Можно найти сходство с бетховен- ской Пасторальной и в манере изложения материала, и в общем духе музыки, и в некоторых тематических образованиях.

Свежесть чистых оркестровых красок «Пасторали», как и природа тем, свидетельствуют о чисто французских традициях, но птичий щебет сродни птице из «Зигфрида», а вместе с тем обладает своим колоритом, своей радужной гаммой, своим складом музыкальной ткани.