Первая часть называется Dies irae — День гнева. Это взрыв сил ненависти, которые все уничтожают и не оставляют ничего кроме развалин и разрушений. Вторая — De profundis (Из бездны взываю) — это мольба, обращенная к высшей силе, которой воздеваешь руки, которой хочешь отдать все, что только сохранилось чистого и благородного в глубине души. Третья часть Dona nobis pacem (Даруй нам мир) описыват неумолимое нарастание порабощенности человека, полную утрату им свободы, что и заставляет его кричать от отчаяния. Моя симфония завершается утопическим представлением того, чем могли бы быть жизнь в братстве и любви.

Монументальная, емкая по содержанию симфония отмечена редкой сконцентрированностью мысли, сжатостью формы, внутренней цельностью при многообразии тематизма, отличающегося почти плакатной рельефностью и контрастностью, чему немало способствует специфика его оркестровки. Онеггер с поразительной образной точностью применяет смешение тембров и их дифференциацию, массивные tutti и противопоставления групп, красочность и аскетическую графичность в использовании тембров, короче, скупые, но безошибочно отобранные приемы и средства так называемой драматургии тембров, в которых можно найти сходство с Чайковским, Малером и Шостаковичем. Заметим, что именно в Литургической симфонии (а затем в Четвертой и Пятой) можно не раз заметить сходные с Малером черты не только в оркестровке, но и в образной природе тематизма, приемах развития, фактуре. Оркестр Литургической симфонии тройной, с добавлением фортепиано и там-тама, Но без арф, столь часто встречающихся в партитурах французских композиторов.

Отталкиваясь от классической структуры симфонического цикла, Онеггер дает ему в Третьей симфонии новое прочтение.