К числу немногих лирических эпизодов относятся Пастушеская песня (№ 2) и тоскливая песнь одиночества Давида, скитающегося после бегства от преследований Саула (№ 7) «Были бы у меня крылья голубя». Пастушеская песня — первый штрих, определяющий образ Давида. В ней Давид сравнивает себя с овечкой из божьего стада и верит в мудрость, силу и доброту пастыря, направляющего его судьбу. Мелодия этой песни относится к числу безоблачно диатоничных в оратории.

Онеггер как симфонист устанавливает тематические связи, подготовляет появление обобщенного тематизма в итоговых эпизодах, завязывает нити, с разных сторон ведущие к центру и первой кульминации оратории — к Аллилуйе, завершающей «Пляску перед ковчегом» (№ 16). Эти тематические связи предвосхищения проявляются не только в сольных, но в еще большей степени в хоровых эпизодах.

Роль хоров в драматургии оратории велика и многообразна, что объясняет их различие по величине, составу, построению и письму. Хоры выражают целую гамму чувств, индивидуализированных и коллективных, и воплощают движущиеся картины; есть хоры повествовательные и действенные, жанровые и живописные; короткие, сводящиеся к одной фразе, и пространные,. превращающиеся в полные зримой образности

сцены. Наконец, хоры № 14—16 и № 27 разрастаются до отдельных, многосоставных, с включением solo, кантат, завершающихся апофеозами, что не мешает им быть органично впаянными в общую драматургию. Онеггер показывает в этой своей первой оратории разностороннее владение хоровым письмом, прогрессивно усложняющимся к концу оратории. От хоровых сцен порой трудно отделимы оркестровые эпизоды, не только соприкасающиеся, но и сливающиеся с хоровыми.